АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

ВСЕГДА ВОВРЕМЯ!

  • СВЕЖАЯ АНАЛИТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • ИНТЕРВЬЮ С ИЗВЕСТНЫМИ В ГОРОДЕ ЛЮДЬМИ
  • ОБЗОРЫ ОДЕССКОЙ ПРЕССЫ
Зоя Казанжи о Костусеве, Кивалове, Труханове и странностях одесской журналистики PDF Печать E-mail
Зоя Казанжи - журналист и медиа-эксперт, 20 лет отдала только одесской журналистике. Сейчас она говорит, что не мыслит себя без СМИ и мечтает вернуться в эту безумную профессию.
И в сегодняшнем разговоре Зоя рассказывает о своей работе в ЦИК во время "помаранчевой" революции, делится с нами своим видением одесского медиа-рынка в целом и рассуждает о факторах, которые заставляют его двигаться в том или ином русле.
 
- Вы были главой пресс-службы ЦИК до и во время "помаранчевой" революции. Что происходило на самом деле в 2004 году?
 
- Боюсь вас разочаровать, но я не была допущена к происходящим процессам слишком близко. Конечно, я присутствовала на ряде каких-то публичных мероприятий, наблюдала внутренние процессы. Но я знала процентов пять из того, что происходило. У меня, скорее, больше эмоциональных впечатлений, в памяти осталось много событий, которые уже сейчас требуют переосмысления и, возможно, новых трактовок.
 
А в ЦИКе происходило то, что происходило во всей стране, где Президентом был Кучма. Достаточно большое количество и людей, и различных структур пребывало под жестким контролем и даже прессингом. Полагаю, что ЦИК в то время не был исключением. Но, основной вопрос, который интересовал и продолжает интересовать – были ли тогда фальсификации со стороны Кивалова? Так вот, отвечу такой историей. Народный депутат Украины Юрий Ключковский был тогда доверенным лицом кандидата в Президенты Украины Виктора Ющенко. Ночью, после первого тура президентских выборов, когда из Донецка начали поступать протоколы с мокрыми печатями, подписанные всеми членами комиссий, в том числе и членами комиссий от Нашей Украины, представители кандидата в президенты Ющенко криком кричали о массовых фальсификациях и нарушениях. Я тогда спросила у Юрия Богдановича: - А почему ваши люди подписали эти сфальсифицированные протоколы?! И он с горечью мне ответил: "Наших людей запугали и перекупили"... Помните разговоры о транзитном сервере? Его, кстати, так и не нашли. Либо не захотели, либо его не было в природе. Конечно, все было весьма неоднозначно в самом ЦИКе, некоторые высокопоставленные чиновники ЦИКа по 10 раз на дню меняли свои позиции и не могли определиться, за кого они – за "белых" или за "красных". Та же комедийная ситуация с якобы отзывом своей подписи под протоколом ЦИК с результатами выборов Президента Украины Мариной Ставнийчук. Марина Ивановна все не могла понять, к кому ей примкнуть. Поэтому и объявила журналистам, что подпись она отзывает, а на самом деле ее подпись стояла под итоговым протоколом. Даже пришлось официально опровергать ее заявление. Но, знаете, это такая человеческая натура – стараться не прогадать, не попасть впросак. Некоторые члены ЦИКа просто пропали в то весьма сложное и неоднозначное время. А потом быстро "нашлись", когда уже стало понятно, с кем выгодно идти на баррикады. А что касается фальсификаций со стороны ЦИКа, то с точки зрения процесса они маловозможны. Опыт любых выборов подтверждает известную фразу о том, что все манипуляции и нарушения происходят в участковых и территориальных комиссиях. Роль ЦИКа как раз и заключается в том, хочет он это видеть или нет.
 
Моя роль заключалась в том, чтобы СМИ, журналисты имели доступ к ЦИКу тогда, когда им это надо – круглосуточно. В то время в ЦИКе было аккредитовано 2,5 тысяч журналистов из разных стран мира. Я знаю, что такого упрощенного процесса доступа до информации и до тогдашних членов ЦИКа не было тогда и сейчас ни у одного государственного органа. Я никогда и никому из журналистов не заказывала никаких материалов ни о Кивалове, ни об иных членах ЦИКа. Никого не просила задавать удобные вопросы и не задавать неудобные на пресс-конференциях. Правда, совсем недавно известный телевизионщик Алексей Мустафин в Фейсбуке на такую же мою реплику, ответил, что ему рекомендовали задавать отдельные вопросы Кивалову. Правда, не уточнил, кто именно это делал. Сказал, что не я. Но я не несу ответственности за "темники", которые Мустафин получал из Администрации Президента и выполнял! Я точно знаю, что нет ни одного журналиста, который может сказать, что я просила у него о каких-либо преференциях в отношения ЦИКа вообще и Кивалова в частности. И история показала, что ЦИК того времени, когда я была руководителем пресс-службы, был наиболее открытым и доступным государственным органом.
 
Последнее время я думаю, что надо бы написать об этом куске своей жизни. Все уже остыло, а впечатления, как и месть, подаются абсолютно холодными.
 
- Кстати, о выборах. А как Вы оцениваете одесскую журналистику и медиа-рынок в целом до выборов и после выборов?
 
- Журналистика деградирует, как и все сферы. Суд деградирует, милиция деградирует, врачи деградируют. Журналистика не может находиться вне этих процессов. Говорю это с горечью, потому как знаю, к чему подобное может привести. Свобода слова не нужна журналистам, она нужна обществу. Именно существование независимых СМИ и определяет уровень всех остальных свобод в обществе. А вот сейчас, увы, одесская журналистика пребывает в нетерпеливом состоянии парламентских выборов. Совершенно очевидно, что и закон, и все процедуры выписаны таким образом, чтобы обеспечить любыми силами победу претендентам из Партии регионов. Основные кандидаты по мажоритарным округам тоже уже известны. И, более того, они практически начали свои предвыборные кампании. Присутствие в медиа-пространстве тех или иных кандидатов в депутаты Верховной Рады начало зашкаливать. Люди, о чьем существовании мало кто знал еще вчера, сегодня вдруг стали благодетелями нации, не меньше. Они что-то бесконечно ремонтируют, строят, открывают… И уже никто не заморачивается, что все это происходит, как правило, за бюджетные деньги, к которым эти "радетели за народ" имеют прямой доступ. Мужчины лепят свои образы, не гнушаясь ни чем. Как они это делают? Ну, конечно же, при помощи нашего брата журналиста! Одна часть СМИ занимается созданием и трансляцией благостных образов и рассказами о "людях хороших", вторая часть принимает не менее активное участие в уничтожении конкурентов, по тем или иным причинам неугодных хозяевам персон. Это уже даже не информационные войны. Это, скорее, информационный терроризм. Интересная тенденция, о которой мне рассказали коллеги. В Одессе созданы некоторые информационные сайты, целью которых является не информирование, а самое что ни есть "мочилово". Технология весьма проста: выбирается некий объект, с деньгами и политическими амбициями. И начинаются информационные атаки. Все темы при этом хороши: бизнес, личная жизнь, дружеские связи, отношения и прочее. Когда окружение объекта выходит на владельцев сайта, следует предложение: "десятка, или двадцатка зелени – и мы его не трогаем". И если в таких случаях платятся откупные, то финал известен – информационный терроризм не закончится никогда. С террористами любых уровней и видов не ведут переговоров – нет смысла. Вот так тоже мимикрирует наша журналистика.
 
Поэтому независимость журналистики в Одессе да и во всей Украине под большим вопросом. Потому что диктаторско-полицейскому государству, модель которого сегодня выстраивается, независимые СМИ как инструмент предоставления людям качественной и правдивой информации совершенно не нужны. И очень жаль, что оппозиционные силы ни на одесском, ни на украинском уровне не удосужились создать ни одно, по-настоящему мощное оппозиционное издание или телеканал. Поэтому и приходится людям употреблять или провластную жвачку, или продукт, изготовленный информационными террористами.
 
- Вы хотите сказать, что шанса у журналистики нет?
 
- Я говорю лишь о тех процессах, которые сейчас имеют место быть. Конечно же, и в Одессе, и в Украине есть независимые и профессиональные журналисты. Конечно же, они выполняют свою миссию. Период "помаранчевой" революции и 5 лет президентства Виктора Ющенко сделали свое дело – в Украине появилось значительное количество сознательных, толковых и ответственных за свою профессию журналистов, которых не так-то легко запугать и которым совершенно нелегко закрыть рот. И, как бы мы не упрекали журналистику, СМИ и журналисты по-прежнему являются той самой последней инстанцией, куда идут люди, потеряв всякую надежду на власть, суд, прокуратуру.
 
- Не думали ли Вы над тем, чтобы вернуться в журналистику?
 
- Думала, и сейчас думаю. В стране, к сожалению, произошли процессы, которые напрочь вымыли из журналистики опытные кадры. Как в стране исчезает средний класс, так и из журналистики исчезает средний возраст. Сейчас у нас в профессии либо только молодые, без опыта и с извращенными понятиями о независимости, либо люди солидного возраста. 35-45 – летние из профессии вымываются. Это, как правило, люди, имеющее достаточный профессиональный опыт и знающие себе цену. Они не выгодны сегодня ни собственникам, ни главным редакторам. Потому как умничают, хотят достойной оплаты за свой труд и не в конверте и прочее. Знаете, у меня есть один знакомый издатель, который лет десять назад изобрел такую систему работы с кадрами в газете. Он сказал, что самые преданные и высокомотивированные газетчики – это одинокие женщины с детьми. Бесправные, нуждающиеся в деньгах, готовые работать на любых условиях, дорожащие своим, пусть и рабским положением. Журналисты действительно мало защищены от произвола собственника и редактора. Те, кто знают себе цену, уходят в смежные области. Как правило, это public relations. Есть те, кто продолжает честно работать за копейки. Как недавно сказал один умный наш коллега - "нет ничего более деморализующего, чем маленький, но постоянный заработок". Увы! Я сознательно ушла из журналистики после 2004 года. Были еще какие-то попытки вернуться в еженедельник "Слово", которому был отдан достаточно большой отрезок жизни. Работала также директором Украинской ассоциации издателей периодической прессы. Когда мэром города снова стал Эдуард Гурвиц, я не считала возможным для себя возвращаться в одесские СМИ. Причина очень проста – я симпатизировала и ему, и его окружению. В таком случае неприемлемо работать в СМИ. Сбивается прицел, что ли. Ты не можешь к происходящим процессам относиться беспристрастно. А это уже не журналистика. Поэтому я из нее и ушла.
 
- Очень резко изменилась полярность некоторых изданий, каналов, того же "АТВ". Как это оценивать? Бросаться ли людям на журналистов, из-за того, что они говорят полярные вещи?
 
- Ну, бросаться никому и ни на кого не стоит – это ж не первобытное общество! Я сама была свидетелем подобных метаморфоз, когда менялся собственник издания или власть в городе, и СМИ начинали защищать совершенно противоположные взгляды. Я работала в "Одесском вестнике" во времена Гурвица 1994-98 годов. После знаменитого решения Кировоградского суда и назначения мэром города Боделана, издание поменяло редактора и, конечно же, все, что было хорошим при Гурвице, стало тут же плохим. Читатели должны были сойти с ума! Еще в прошлом номере рассказывали о делах мэра Гурвица, а в этом уже пишут о преступлениях того же человека. Журналисты приспособились к таким и подобным ситуациям. Журналисты, редакторы, учредители - все опасаются или боятся. Бояться испортить отношения, быть уволенным, остаться без средств к существованию и прочее. Посмотрите, ведь в Одессе даже никто и не говорит о медиа-бизнесе! Ни один телеканал не выстраивает нормальных бизнес-процессов. Собственники – а это, как правило, бизнесмены и политики в одном лице, прикупили себе телеканалы как инструмент влияния на мозги, как инструмент защиты своего бизнеса или же как инструмент борьбы за свой бизнес или за место в списке на ближайших выборах. Поэтому столь низкое доверие к печатному слову, к слову, звучащему в эфире. Основной вопрос на повестке дня – кто с кем и против кого "дружит". А зрители, читатели… Они жуют эту бесконечную жвачку, которую им исправно поставляют медиа-носители, и деградируют вместе с ними. Населением, потребляющим бесконечные и зачастую откровенно глупые шоу, не нужны серьезные программы об экономике, о политике, о состоянии собственной жизни. Над восприятием таких программ надо трудиться, включать мозги. А это сложно.
 
- Как Вы относитесь к скандалу вокруг нынешнего депутата горсовета Григоря Кваснюка? Возможно ли существование такой программы как "Правда" на сегодня?
 
- Скандал – это супердопинг для Кваснюка. Поэтому говорить о своем отношении к тому или иному скандалу, связанному с Кваснюком, без толку. Меня мало интересует и он сам, и скандалы вокруг него. Конечно же, авторские программы имеют право на жизнь. Но вопрос в другом: о чем вещает сей человек? Он работает на люмпена, неудовлетворенного жизнью и собой, на тех персон, которые ассоциируют себя с Кваснюком – обычный дядька, может и выпить, и матом послать, и смело так ругается с экрана телевизоров в то время, как люмпен может быть таким смелым только за собственным столом и после 300 грамм водки. Кваснюк – не журналист. Обычный "мочильщик неугодных" его, периодически меняющимся хозяевам. Я говорила, что Кваснюк должен молиться на Гурвица и просить все высшие силы, чтобы Гурвиц был мэром всегда. Потому что без Гурвица заработки Кваснюка непременно уменьшаться. Без Гурвица Кваснюк абсолютно никому не будет нужен. Так оно и вышло. Перебросили Кваснюка на муниципальную газету. И сделали это те люди, которые все 5 лет каденции мэра Эдуарда Гурвица криком кричали, что газету надо закрыть, а деньги, которые тратятся на ее выпуск, следует потратить на ремонт и закупку лифтов. Ну что ж, это классика: себе – все, а врагам – закон. Думаю, что скоро Кваснюка опять призовут в ряды. Его хозяевам не дает покоя общие враги – например, Алексей Гончаренко. "Правдоруба" скоро выпустят в эфир и он, соскучившись по своему естественному состоянию, утопит тех, кто рискнет включить АТВ, в больших количествах информационной грязи.
 
- Единственный способ для обеспечения своей смотрибельности еще вчера оппозиционные, а ныне провластные каналы считают способ предоставлять сюжеты о том, какой плохой была прошлая власть. Дошло до того, что в одном из сюжетов Юрий Селиванов, один из руководителей ТРК "Академия", обвинил Гурвица в ситуации с бандой киллера Дикаева.
 
- Это не повышения смотрибельности. Это святая уверенность в том, что аудитория, которая включает телевизор, совершенно тупая и недалекая. Это отношение к своей аудитории как к людям с отключенными мозгами. У телеканалов "Академии" и АТВ одинаковая идеология. Их якобы идеологические приемы делают людей информационными инвалидами. Подтасовки фактов, инсценировки, как было в известной ситуации на АТВ, когда заказчикам предлагались любые фальсификации за их деньги – все средства хороши, лишь бы угодить хозяевам. Помнится, Юрий Селиванов делал сюжеты о чеченцах в Одессе. Как-то мы с ним вместе даже гостили у племянника Зелимхана Яндарбиева, лидера одесских чеченцев. Тогда у господина Селиванова как-то все проще было с идеологией. А вот сейчас поменялся заказчик, стали востребованы иные темы – и пошла писать и снимать губерния. Смешно все это. Чтобы приплести Гурвица к Дикаеву надо либо болеть, либо напиться. Других объяснений у меня нет.
 
- Как Вы относитесь к коррупционному скандалу в одесской мэрии?
 
- Коррупция отвратительна всегда. К сожалению, ею отравлены практически все сферы нашей жизни. И мы, граждане, сами делаем все, чтобы коррупция процветала и колосилась. Коррупционные скандалы в мэрии в том виде, в котором мы их наблюдаем, имеют под собой явную политическую подоплеку. В данной ситуации мы имеем дело не с торжеством закона и наказанием коррупционеров, а с демонстрацией, кто в городе хозяин. Явно не Костусев. Матвийчук, Труханов, кто угодно, но не Костусев. Его позиции слабы и он напоминает кого угодно, но не мэра миллионного города. Отсюда и высмеивание любого шага, и неспособность к самостоятельным решениям, и плач устами его вассалов по поводу того, что Киев давит и не дает возможности развернуться. Так что никакие это не коррупционные скандалы, скорее политические игрища.
 
- Как Вы относитесь к грызне в "Партии регионов", как на уровне Киева, так и к местным стычкам типа "Матвийчук - Костусев" или "Костусев - Труханов"?
 
- О, это классика! Правда, пока они дерутся, сами знаете, у кого чубы трещат. В нормальной стране с работающими законами можно было бы говорить о политической конкуренции. Но это не в нашем случае. Речь идет не о политике, речь идет об экономике. О том, кто контролирует финансовые потоки, кто может безнаказанно грабить бизнес, кто может расставлять своих людей на ключевые должности и так далее. Речь идет о полном и тотальном контроле над городом-миллионником. Костусев пока сопротивляется. Но, на мой взгляд, его фигура в этих раскладах учитывается меньше всего.
 
- Каково Ваше мнение относительно судебной тяжбы "Костусев vs журналисты"?
 
- Я вообще плохо отношусь к тому, что органы власти или чиновники идут в суд, чтобы "замочить" СМИ. У этих людей всегда есть свободный и практически неограниченный доступ к медиа-носителям, и они в любой момент и в любых объемах могут донести свою точку зрения до жителей города или страны. Костусев, вне зависимости от решения суда, уже проиграл. И пусть скажет спасибо своим недальновидным помощникам или советчикам. Насколько я знаю, мэр Одессы оспаривает получение 1 миллиона материальной помощи из госбюджета. Хотя, как мне помнится, СМИ писали о том, каким образом и от кого можно было получить столь значительную сумму под видом материальной помощи и не платить при этом никаких налогов. Что должен сделать нормальный мэр? Он выходит к СМИ и рассказывает, объясняет, каким образом на его счету оказался миллион гривень материальной помощи?  Наследство старого друга семьи? Будь добр, покажи завещание, дарственную, что угодно, но покажи! Что же делает мэр Одессы? Идет в суд, обвиняя человека, озвучившего первым эту информацию, в том, о чем тот не говорил! Костусев, к сожалению, сам будучи не очень хороших интеллектуальных способностей, окружил себя еще худшими. Потому что если бы в его окружении был бы хоть кто-то вменяемый, он бы ему объяснил, почему подобные шаги делать не следует! Мэра и так уважают с каждым днем все меньше и меньше. Такое впечатление, что его пиарщикам платит Гурвиц.
 
- А что вы скажете о социальной рекламе руководителей нашего города и области?
 
- Это не социальная реклама. Социальная реклама – это вид некоммерческой рекламы, направленной на изменение моделей общественного поведения и привлечения внимания к проблемам социума. Какое отношение к социальной рекламе имеет отчет мэра или губернатора? Это имиджевая или же обычная коммерческая реклама. Вместе с тем, недобросовестная. Она вводит в заблуждение людей, поскольку сообщает им неправду. Вот кто соврал Костусеву, что квартирная плата снизилась на 25 процентов, что он так поверил, что аж борды на эту тему развесил? Это же не правда. Да и вопрос - деньги откуда? – тоже весьма занятный. Вот тут бы журналистам поинтересоваться…
 
- Вернемся напоследок к журналистским стандартам. Как Вы относитесь к появлению в СМИ фотографий "расчлененки", кровавых последствий происшествий и прочей "чернухи"?
 
-С точки зрения профессионализма отношусь отрицательно. Любой мертвый человек, как правило, имеет родных. Я не думаю, что им приятно созерцать труп того, кого они еще вчера любили, во весь экран или во всю страницу. Есть хорошая фраза: "Относись к людям так, как хочешь, чтобы они относились к тебе". Вот те, кто считает необходимым размещать подобные ужасы, пусть зададут себе вопрос: они хотели бы в таком виде появиться? А увидеть своих родных хотели бы? Конечно, есть исключения, целесообразность. Когда-то сказал Николай Островский, писатель-революционер: "Драться вообще-то не вредно, только надо знать, кого бить и за что бить". Во время взрыва башен-близнецов в Нью-Йорке самой неэтичной фотографией было признано фото летящего с башни человека. Ведь вполне вероятно, что он уже был мертв.
 
Я не могу также понять ситуацию с трупом Дикаева – в чем была необходимость его демонстрировать? Устанавливать личность?
 
- Как Вы считаете, в Одессе есть качественные СМИ?
 
- Тут сначала надо определиться с понятием "качественные". Я бы стала говорить о тех СМИ, кто наименьше играет в заказуху. Ведь по-прежнему, чтобы понимать, что происходит на самом деле, надо читать или смотреть 3-4 средства массовой информации. Самую качественную информацию я получаю все-таки из социальных сетей, в основном из Фейсбука. Именно социальные сети сейчас заполнили нишу качественной информации. А события в Одессе я отслеживаю по новостной ленте ukr.net, переходя по ссылкам на те ресурсы, где публикуются заинтересовавшие меня одесские новости. Как правило, это "Думская.net", "Рупор", "Репортер", "Викна". Местное телевидение не смотрю вообще уже практически год. Иногда отдельные сюжеты, если это вызывает интерес, просматриваю в Интернете.
 
Аркадий Мамонтов 
http://www.reporter.com.ua/
 

ПОДПИСКА

НА РАССЫЛКУ

НОВОСТЕЙ

Есть вопросы ?

Звоните нам:

+38 #

Есть компромат ?

пишите нам

vilna-odessa@ukr.net

Администрация сайта "Свободная Одесса" не несет ответственности

за содержание публикаций, размещенных на сайте свободными журналистами.