АКТУАЛЬНЫЕ НОВОСТИ

ВСЕГДА ВОВРЕМЯ!

  • СВЕЖАЯ АНАЛИТИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  • ИНТЕРВЬЮ С ИЗВЕСТНЫМИ В ГОРОДЕ ЛЮДЬМИ
  • ОБЗОРЫ ОДЕССКОЙ ПРЕССЫ
Прокурорская “крыша” уголовника Маркова. Часть 2: Стоянов PDF Печать E-mail
На электронную почту редакции газеты “Свободная Одесса” со ссылкой на аудиозапись, размещенную на портале Youtube в сети Интернет, пришел очередной любопытный материал. Это – запись очередного разговора между прокурором Николаевской области Николаем Стояновым и одесским местечковым уркой Игорем Марковым, именующим себя председателем партии “Родына”.
Общение урки Маркова с прокурором Стояновым уже давно ни для кого не секрет. Стоянов и Марков связаны между собой крепкими коррупционными узами. И именно в этом следует искать причину того, что уголовные дела в отношении Маркова, которые якобы в целях объективности следствия расследуются не Одесской, а прокуратурой Николаевской области, благополучно закрыты с формулировкой “из-за отсутствия состава преступления”. Теперь мы видим истинную подоплеку таких решений…
Эти персонажи общаются друг с другом на “ты”. Стоянов сам говорит, что они с Марковым старые друзья. И до тех пор, пока украинское кривосудие будет направлять уголовные дела Маркова на расследование его близким друзьям и компаньонам по бизнесу, правосудия в Украине не видать.
Кстати, уголовное дело в отношении еще одного уголовника с политическими амбициями – Алексея Козаченко, также расследовала прокуратура Николаевской области. И так же благополучно похоронила это громкое дело. Поговаривают, что А. Козаченко за это решение “отвалил” прокурору Стоянову аж 300 тысяч зеленых, которые последний пообещал своему вышестоящему начальству за должность прокурора Одесской области. А если учесть, что с уходом Присяжнюка эта должность выставлена “на торги” – чем черт не шутит, может и Стоянов ее занять! Во всяком случае к этому он очень стремится. И ходят упорные слухи, что стояновские деньги таки заинтересовали кое-кого в столичных верхах – его кандидатуру рассматривают всерьез.
В Николаеве ему уже давно нечего делать – все подмял под себя (детальнее об этом здесь – “Прокурорские будни: хорошо стоит Стоянов!” http://svobodnaya.odessa.ua/index.php/article/1521-2010-05-14-14-21-26.html). Теперь он хочет взяться за Одессу. Его компаньон и подельник Марков очень заинтересован в том, чтобы заполучить себе такую надежную “крышу”, как давно купленный им Стоянов в роли прокурора Одесской области. Случись такое, Маркову уж точно будет “море по колено”...
Судя по содержанию, публикуемый сегодня разговор состоялся сразу после того, как мы опубликовали первые появившиеся в сети Интернет записи общения Маркова и Стоянова (подробнее об этом здесь: “Урка и прокурор – братья навек, или Как прокурор Стоянов “крышует” уголовника Маркова” http://svobodnaya.odessa.ua/index.php/articles/38-mostread/1450-2010-04-09-05-10-01.html). В публикуемом теперь новом разговоре Стоянов, получивший нагоняй от руководства Генпрокуратуры, как бы оправдывается: “Вы мне скажите, а что мне запрещено быть в дружеских? Где это написано? Я, допустим, так сказал генеральному: “Что, мне запрещено?”. Это запрещено как-то законом - или что?” Конечно не запрещено, гражданин Стоянов! Запрещено в наглую закрывать уголовные дела в отношении своего компаньона, входить с ним в коррупционные связи, нагло попирать закон – это запрещено! И именно поэтому мы считаем Стоянова продажным служителем Фемиды, состоящим на содержании у уголовника Маркова, которого он покрывает и оберегает, словно самую свою дорогую “дойную корову”.
В публикуемых разговорах Марков рассказывает своему единомышленнику в прокурорских погонах о том, как они сотрудничают с председателем Антимонопольного комитета Украины, с двумя вице-премьерами правительства – Семиноженко и Тигипко. Моментами может показаться, что Марков и вправду крутой “мэн”. На самом же деле – мелкая уголовная шавка, с легкой руки Боделана сколотившая себе капиталец и раздающая его направо и налево разнообразным своим “крышам” – “ментовским”, прокурорским и властным. А те доят этого “лоха” нещадно, на что ему и указывает прокурор Стоянов: “Ну, нахуя раздавать долбoебам деньги?” Переживает, видать, что его “лошару” другие разводят. Вот и учит “Марадону” уму-разуму, вселяет в него веру, что тот может быть политиком. А Марков – ведется…
Все это является ярчайшей иллюстрацией того, как высоко зашла коррупция в нашей стране. Похоже, что даже вице-премьеры берут деньги у уголовных элементов, оказывая им покровительство. И мы хотим в таком государстве иметь порядок? Нет, тут ситуацию может спасти только революция! Тогда наступит эра справедливости и такие персонажи, как Марков и Стоянов будут не о власти думать, а о том, как бы им лишнюю пайку сожрать!
Просим прощения у читателей за часто упоминаемую нецензурную брань, но, как известно, из песни слов не выкинуть – так уж общаются эти деятели.
 
Стоянов: “А, дорогой дружище! Вас найти - это очень тяжело”.
Марков: “Я был у зубного. Степаныч, только трубку взял. Зубы чистили мне час”.
Стоянов: “Зубы нужны! Зубы нужны, блядь, когда…”
Марков: “Ладно, ладно, ну прекрати! Ну, зачем вы так говорите? Вы в Одессе?”
Стоянов: “Игорь, не я был вчера, пытался тебя найти? Ты наверное где-то, блядь, на пробку наступил?”
Марков: “Да. На пробку. А завтра выступать пошел, сегодня зуб. Знаешь, курю, следы… Выступать, чтобы голливудский оскал был!”
Стоянов: “Мой друг! Выступать - надо, но ты же должен понимать мнение”.
Марков: “Я понимаю. Я по совету завтра встречаюсь (с Тигипко – Ред.), с тем о ком мы говорили. И наверное мы ударим по рукам”.
Стоянов: “Да, да. Поверь мне, что…”
Марков: “Да, я понимаю”.
Стоянов: “Знаешь - это реально. Сегодня так, завтра будет… Надо идти постепенно. Не получится одним рывком, блядь (стать мэром – Ред.). Ты прекрасно понимаешь”.
Марков: “Как бы не хотелось. Да”.
Стоянов: “Как бы не хотелось. Поверь мне, если идти последовательно, взвешивать и обдумывать каждый шаг, то все будет хорошо. Тем более - ты молодой человек. У тебя, сколько еще впереди! И энергии хватит, и здоровья. Не глупить главное”.
Марков: “Это я согласен. Конечно”.
Стоянов: “Надо окружение чуть перетрусить, пересмотреть”.
Марков: “Поменяю сейчас всех. Как раз эти два месяца мне показали очень многое!”
Стоянов: “Пиздунов дохуя, блядь, и прихлебателей. Оно нахуй не нужно! Нужны умные, толковые люди. Пускай, их будет 2-3 человека, но преданных, нежели 100 шакалов, блядь, которые сдадут”.
Марков: “Согласен”.
Стоянов: “Где Димидов? Где этот великий, блядь, и могучий?”
Марков: “Да он тогда вообще отошел!”
Стоянов: “Я тебе что, не говорил о нем? Человек, блядь, который сегодня… Я в кресле - он здоровается. Завтра - хуй руки подаст. Те - пидарасы! Он один не пидарас, понимаешь, в Одессе!”
Марков: “Ну, ты мне скажи. Смотри, я завтра буду у нашего одного друга, я вылетаю, а потом буду”.
Стоянов: “Ты занимайся своими делами. Мне что, это печет, блядь? Ты просто должен сказать: “Я могу так или могу так” - и все”.
Марков: “Мы решим с тобой, послушай меня. Скажи, ты как хочешь - и все. Давай сам скажи - и все”.
Стоянов: “Ты понимаешь. Не, ну, как ты там Игорь, я тебя же не буду грузить, ты прекрати!”
Марков: “Не грузи. Скажи сам. Ты будешь в Одессе?”
Стоянов: “Да. Есть цены, ты говоришь, вот”.
Марков: “Давай не по телефону. Разберемся. Я сказал же - оно все, как бы это самое, с тобой все решим”.
Стоянов: “Да и все, ты скажешь сколько. Я скажу: “Подходит!” или “Не подходит!”. Ударили по рукам, и пошли дальше. Я же нормальный! Я же не обижаюсь никогда. Ты же знаешь!”
Марков: “Ну, понятно”.
Стоянов: “Ты самый приличный парень! Бывает чуть-чуть, блядь, несет тебя, но ничего - это пройдет”.
Марков: “Ну, что делать, несет! Двум Леонидовичам (Сивковичу и Тигипко – Ред.) привет передавать?”
Стоянов: “Ну, конечно, конечно! Надо подбирать, Игорь, действительно толковых, нормальных парней. Есть с кем, понимаешь? У которых самооценка завышена - это хорошо, но поверь, блядь, самооценка иногда она подводит. Должно быть реально. Реальное, блядь, это самое важное, дать оценку себе и вокруг происходящему”.
Марков: “Согласен”.
Стоянов: “Ты потратил кучу денег, блядь, здоровья – нахуя? Какой результат, Игорь? Я понимаю, есть, но он должен быть больше, эффективнее, блядь. Сколько потрачено сил и энергии!”
Марков: “Степаныч, тот опыт, который я приобрел - он никаких денег не стоит. Я теперь просто профессионал!”
Стоянов: “Ну, нахуя раздавать долбoебам деньги тогда?”
Марков: “Ну, послушай меня. Ну, кто же знал, что они долбо..?”
Стоянов: “Пидарасы!”
Марков: “Да, о!”
Стоянов: “Ты с нашим другом Димидовым общаешься?”
Марков: “Его нет. Никто его не видел. Я там пару раз набрал, он не перезвонил. Я и перестал звонить. Ну, где-то или его нет в стране или что-то”.
Стоянов: “Есть”.
Марков: “Есть, да?”
Стоянов: “Да”.
Марков: “Так его еще там наши друзья не могут. Ну, видно не хочет. Хрен его знает”.
Стоянов: “Он ничего не хочет, как бы”.
Марков: “Мне кажется, что они там, что-то как-то так - усугубляют очень часто (надо понимать – наркоманят – Ред.), и оно какой-то отпечаток накладывает”.
Стоянов: “Да. Хорошо. Давай, удачи!”.
Марков: “Да. Спасибо тебе, Степаныч!”
 
***
 
Стоянов: “Здравствуйте, многоуважаемый Игорь Олегович!”
Марков: “Здравствуйте, здравствуйте”.
Стоянов: “Что вы делаете?”
Марков: “Я вернулся в город (Одессу – Ред.). Сижу с Алексеем Алексеевичем Костусевым”.
Стоянов: “Лучший город!”.
Марков: “Да. У меня сегодня “5-й канал” брал интервью”.
Стоянов: “Они мне тоже звонили. Я их послал нахуй”.
Марков: “Они говорят, что вы в дружеских отношениях. Я говорю: “Вы знаете, не надо слушать провокаторов. Я могу комментировать заявления серьезных политиков, государственных мужей, но комментировать заявления провокаторов - это дело не благодарное”. Правильно?”
Стоянов: “Да, да. Это что, мешает быть в дружеских, скажем?”
Марков: “Не знаю. Послушай, им только дай повод!”.
Стоянов: “Вы мне скажите, а что мне запрещено быть в дружеских? Где это написано? Я, допустим, так сказал генеральному: “Что, мне запрещено?”. Это запрещено как-то законом - или что?”
Марков: “Я послушал вашего мудрого совета. Я ударил по рукам (с Тигипко – Ред.). Я только с Киева приехал”.
Стоянов: “Ну и правильно!”.
Марков: “Все. Я готов с вами встречаться, когда вы скажите”.
Стоянов: “Хорошо, мой друг. Ты уже со мной на “вы”? Ты уже стал политиком и все теперь, тебя не остановишь?”
Марков: “Нет. Вы просто будущий, наверно, человек, который вообще должен возглавлять это ведомство (Генеральную прокуратуру – Ред.). Поэтому я заранее...”
Стоянов: “Это нам не мешает быть на “ты”.
Марков: “Ладушки, Степаныч!”.
Стоянов: “Это общение, понимаешь? Это глупости. За это еще никого не сняли. Я на это смотрю, только дураки прячутся, потом показывают”.
Марков: “Вся страна такая. Послушай меня. Сегодня, ты знаешь, что закрылся Административный суд потому, что прекратили его финансирование. У них нет денег!”.
Стоянов: “У нас суды скоро все закроются. Я у себя на полгода запас всем необходимым, чтобы могла работать прокуратура”.
Марков: “Степаныч, слушай”.
Стоянов: “Закон о коррупции просто вообще запрещает даже 10 гривен взять у бизнесмена для покупки, допустим, я утрирую, бумаги или чернил для прокуратуры. Это уже коррупция - надо выгонять. Это, блядь, кто мог додуматься? Я что - себе домой беру? А выделяют средства 100 тысяч гривен на год мне. То есть, я должен заплатить за свет. Свет у меня выходит в месяц 30-40 тысяч гривен. Газ, вода и т.п”.
Марков: “Степаныч, я сейчас с Костусевым-старшим сижу, выскочил. Ты в Одессе, нет?”
Стоянов: “Да”.
Марков: “Завтра можем увидеться?”
Стоянов: “Конечно”.
Марков: “Все, ты звони, когда ты свободен. Я подъеду”.
Стоянов: “Давай, дорогой”. 
 

ПОДПИСКА

НА РАССЫЛКУ

НОВОСТЕЙ

Есть вопросы ?

Звоните нам:

+38 #

Есть компромат ?

пишите нам

vilna-odessa@ukr.net

Администрация сайта "Свободная Одесса" не несет ответственности

за содержание публикаций, размещенных на сайте свободными журналистами.